Алексей иванович алексеев под знаком конца времен

Религиозные движения на Руси последней трети XIV – начала XVI вв.: стригольники и жидовствующие

в Алексей Иванович Алексеев Под знаком конца времен. Очерки русской религиозности конца XIV – нач. XVI вв. По благословению. Алексей Иванович Алексеев. Алексеев А.И. Под знаком конца времен. Алексеев А.И. Религиозные движения на Руси последней трети XIV - начала . стригольники и "Жидовствующие" Алексеев Алексей Иванович . Выпущенные автором данной работы монографии «Под знаком конца времен.

В то же время творческое начало очень мощно воплотилось в деятельности архиепископа Геннадия по созданию полного кодекса библейских текстов, в сочинениях Иосифа Волоцкого и в живописи Дионисия. В этом смысле необходимо признать за сресыо жидовствующих очень важное значение культурного вызова, который послужил импульсом к созданию этих вершин русской средневековой культуры.

Иногда говорят о том, что преследование ереси положило конец толерантности в России. Следует заметить, что это мнение опроверг сам Иосиф Волоцкий, когда писал о. Но терпимость к чужой вере не должна иметь места в случае, если представители чуждой конфессии пытаются навязать. В этом случае конец толерантности кладется уже самим стремлением обратить в свою веру, фактом прозелитизма, что для сознания верующего человека не может быть терпимым.

По этой причине в каноническом праве предусматривалась смертная казнь для иудея за попытку обратить христиан в свою веру.

Православное каноническое право признавало недопустимым насильственное обращение иноверцев в православие. Так же ие признавались достаточными для желающего креститься иудея любые мотивы, кроме искреннего желания обратиться. То обстоятельство, что государственная власть в лице великого князя Ивана III, длительное время не воспринимала аргументы канонического права в качестве значимых, показывает, каким существенным был зазор между нормой канонического права и практикой, которой готов был следовать первый государь всея Руси.

Оценивая историю жидовствующих с общепринятой точки зрения на роль еретических движений в процессе выработки прав и свобод, способствовавших в будущем формированию институтов гражданского общества, следует сказать следующее. Все, что мы знаем о жидовствующих, свидетельствует в пользу того, что еретики пользовались расположением великого князя отнюдь не из-за своей учености.

Священники Алексей и Денис стали настоятелями соборов в московском Кремле после расправы Ивана III над архиепископом Феофилом, Григорий Тучин одним из первых новгородских бояр перешел иа московскую службу еще до окончательного покорения Новгорода, братья Федор и Иван Волк Курицыны были доверенными лицами великого князя и использовались для выполнения особо ответственных поручений и дипломатических миссий, крестовые дьяки Истома и Сверчек служили в крестовой палате и домовой церкви кремлевского дворца, наконец, митрополит Зосима взял на себя бремя клятвопреступления при аресте удельного князя Андрея Углицкого.

Как видим единственная свобода, которую демонстрируют нам зги примеры, - это свобода от нравственных обязательств, стремление выполнить желание властелина любой ценой. В нашем распоряжении нет данных о том, каким образом повлияла история ереси жидовствующих на отношение к иудеям в России. Считается, что именно этот эпизод коренным образом изменил терпимое отношение к иудеям, на негативное. В качестве примера приводят факты из истории царствования Ивана IV. Но между этими событиями оказывается период времени протяженностью более чем полстолетия, в который отношение к иудеям могли изменить другие факторы.

Таким образом, мы не видим оснований приписывать истории жидовствующих значение рокового эпизода во взаимоотношениях православия и иудаизма. До этой ереси имели место как факты перехода христиан в иудаизм, так и факты крещения иудеев, и после факты этих обращений не прекратились.

Алексеев, Александр Иванович (Герой России)

Что же касается тезиса об отсутствии в России иудейского населения, то мы готовы видеть в этом скорее специфику источников, в которых непосредственно не отразилась эта информация. Исследования в области лингвистики, литературы и фольклора предоставляют все более фактов общения славян и иудеев на территории России. Таким образом, ересь жидовствующих в настоящем исследовании рассматривается как частный успешный случай иудейского прозелитизма на территории формирующегося русского государства.

В истории тысячевекового межконфессиональнго диалога иудеев и христиан Восточный Европы этот эпизод не имел каких-либо фатальных следствий, но выявил кризис религиозной идентичности в Московском государстве и ускорил процессы укрепления православной веры. В начале исследования был определен круг источников, в котором центральное место занимают сочинения, написанные обличителями ересей.

Было показано, что эта ситуация характерна практически для любого исследователя, обращающегося к изучению средневековых ересей. Тот факт, что о взглядах интересующей нас стороны приходиться судить по сочинениям ее противников, не может являться основанием для того, чтобы огказать этим источникам в доверии или использовать их сведения избирательно, пытаясь вписать одни факты в рамки избранной концепции, проигнорировав.

Методы источниковедения, из которых первое место занимает текстологический анализ, дают исследователю духовных движений русского Средневековья вполне работоспособный инструментарий, позволяющий рассчитывать на объективные результаты, которые могут быть проверены другими специалистами.

Религиозные движения на Руси последней трети XIV - начала XVI вв.: стригольники и "Жидовствующие"

В ходе аналитического обзора литературы по каждой теме, выявлены достоинства и недостатки работ предшественников, подвергнуты критике полученные ими результаты. Сформировано проблемное поле собственного исследования. Главные задачи определены как источниковедческое исследование антиеретических сочинений и построение на основе полученных выводов непротиворечивой концепции первых русских ересей.

Были последовательно рассмотрены дошедшие до нас письменные источники, исследована рукописная традиция, в которой они сохранились. Высказано предположение о том, что автор являлся священником Новгородской епархии, хороню ориентировался в книжности, был образованным и умелым сочинителем. Судя по тексту сочинения, он лично знал стригольников и принимал активное участие в полемике с. Известно, что Иов отличался выдающейся ученостью, обладал огромным авторитетом в Пскове, судя по упоминанию его имени в тексте послания Фотия в Псков, являлся одним из информаторов митрополита.

Эти наблюдения были дополнены сведениями из других источников и проанализированы в контексте наших знаний о религиозном фоне эпохи XIV -XV вв.

Был использован метод асинхронных типологических параллелей, позволивший привлечь материал по истории еретических движений в странах Западной Европы XI - XIII вв. Сделанные обобщения позволили придти к выводам, резюме которых предельно кратко предлагаем ниже. Итак, стригольничество генетически не восходило ни к богомильству, ни к вальденсам, ни к гуситам, словом, - ни к одной из известных средневековых ересей.

Стригольники объединялись вокруг учителей, которые были начитаны в Священном Писании и вели аскетический образ жизни. На основании текстов Евангелия стригольники критиковали современное им духовенство за несоблюдение предписываемых норм поведения. Именно претензии к нравственному облику духовенства придали движению первоначальный импульс.

Ересеархи Карп и Никита имели сан диаконов. Религиозная практика стригольников включала в себя такие архаичные элементы как внецерковные молитвы, публичную исповедь, отказ от вкладов по душе.

Эта практика являлась христианской и не имела никакого отношения к язычеству. Исходя из этого, был сделай вывод, что ядро движения составили лишенные своего сана священнослужители, составлявшие конкуренцию клиру псковских церквей в борьбе за паству.

Вокруг них группировались миряне, которых привлекал благочестивый образ поведения и проповедь Евангелия. Наряду с внешними атрибутами принадлежности к клиру, которые стригольники сохраняли в виде тонзуры плеши, гуменца, папалитрыэти качества позволяли поддерживать в своих сторонниках уверенность в том, что именно они являются настоящими священнослужителями. С точки зрения стригольников священнослужители официальной церкви не получили дар благодати при рукоположении, поскольку заплатили за это деньги архиепископу, соборному духовенству и прихожанам.

Они также полагали, что дар священнической благодати зависит от нравственных качеств священнослужителя. В условиях неупорядоченной жизни церковной общины Пскова стригольники продолжали свою деятельность несколько десятилетий. Конец организованному существованию движения положили репрессивные меры властей вечевой республики, одобренные митрополитом.

Более стригольничество не возрождалось, хотя память о том, как его приверженцы отрицали практику рукоположений за деньги, сохранялась еще несколько десятилетий. Таким образом, стригольников в строгом смысле церковного права нельзя считать еретиками.

Стригольникам никогда не возглашалась анафема, они присоединялись к церкви через процедуру покаяния. Стригольничество нельзя рассматривать как секту, поскольку оно имело аморфный характер, не имело учения, претендующего на статус религиозной доктрины, было слабо оформлено организационно. По-видимому, неслучайно более нигде в России не встречается упоминаний о стригольниках. Одни отказывались этому верить из соображений оскорбленных чувств христианина, которому было невозможно признать, что среди наших предков были люди, сознательно отказавшиеся от истин православной веры в пользу иудаизма, который был повсюду презираем.

Другие считали эти обвинения клеветой, с помощью которых обскуранты-гонители желали расправиться с вольнодумцами и приверженцами светских знаний. То обстоятельство, что трое из обличителей ереси архиепископ Геннадий, Иосиф Волоцкий, опальный киевский митрополит Спиридон-Савва принадлежали к числу самых выдающихся интеллектуалов эпохи, лишь усиливал тенденцию к тому, чтобы отрицать за их свидетельствами какую-либо достоверность.

Позиция скептиков нашла своего самого последовательного сторонника в лице талантливого источниковеда Я. Лурье, результатами исследований которых оперировали все писавшие на эту тему за последние полвека.

Таким образом, в исследовании предстояло решить двойную задачу: Анализ историографии позволил установить, что при широком спектре интерпретаций феномена жидоветвующих существует очевидный дефицит источниковедческих штудий. При этом не выяснены многие вопросы даже в отношении давно введенных в научный оборот и являющихся предметом исследовательской рефлексии источников. Это сообщало совсем другую ценность его свидетельствам.

Вместо малодостоверного и тенденциозного источника, созданного много лет спустя после борьбы с жидовствующими, перед нами появился памятник, созданный в интересах актуальной полемики с еще не изобличенными еретиками.

Вкупе со сведениями, полученными из других источников, эти результаты позволили выстроить совсем другую историю ереси жидоветвующих.

«The Meeting Place Cannot Be Changed», 5-st series, Odessa Film Studio, 1979, HD

Обращение к истории стран Западной Европы в период Раннего Средневековья позволило указать прецеденты обращений в иудаизм групп близких ко двору мирян и духовенства. Поскольку механизм подобного обращения жидоветвующих в сохранившихся источниках не описан, то были привлечены подобные дела, известные по русским материалам за XVIII - XIX вв.

Полученные результаты исследования позволили утверждать, что ересь жидоветвующих представляла собой успешный опыт обращения в иудаизм lpyinibi высшего духовенства и придворных Ивана III. Почвой для первоначального импульса к общению представителей разных конфессий послужил вопрос о сроках наступления конца света.

В отличии от стригольников, ересь жидоветвующих оставила значительный след в отечественной культуре. Успех иудейского прозелитизма свидетельствовал о слабом уровне катехизации и совершенно недостаточной образованности клира. Недаром первый государь всея Руси заинтересовался образованностью новгородцев протопопа Алексея и священника Дениса, приблизил к себе дьяков Федора и Ивана Волка Курицыных, обеспечил блестящую духовную карьеру Зосиме.

Представления о светской образованности еретиков сильно преувеличены. Насколько можно судить они являлись приверженцами магических практик, совершали иудейские молитвенные ритуалы. Длительное время среди исследователей было принято симпатизировать еретичествующим вольнодумцам и выражать негодование ортодоксами-обскурантами.

Этот подход был унаследован от эпохи Просвещения с ее антиклерикализмом и Культом Разума. В современной медиевистике он давно преодолен как непригодный для адекватного описания реалий Средневековья, которое являлось эпохой Веры. Стремление проникнуть в менталитет людей изучаемого времени позволяет попять, какую власть имел над их сознанием ужас грядущего конца света.

Общую почву для заинтересованного общения православных и иудеев создавали тексты Ветхого Завета, а также противоречивые версии расчета лет до конца света. В ересь оказались вовлечены тогдашние интеллектуалы в лице представителей верхушки белого духовенства Новгорода и приближенных чиновников великого князя.

Российская национальная библиотека: публикационная деятельность по наукометрическим данным

По этой причине ересь всегда сохраняла свой интеллектуальный характер и никогда не имела шансов перерасти в массовое народное движение. Ересь имела тайный характер, а еретики применяли приемы конспирации. Священники из числа еретиков продолжали совершать службы в православных церквях и открывали свои взгляды только перед теми, кто был готов их разделить.

С расширением круга еретичествующих в сознании некоторых неофитов возникло противоречие между необходимостью скрывать тайное знание и предписанными нормами благочестивого поведения.

Этот конфликт выразился в фактах кощунств над иконами и Крестом и в виде публичных высказываний антихристианского толка.

Для масс верующих эти образцы поведения являлись очевидным соблазном. Прихожане не обязательно могли сделаться последователями ереси, но были готовы усомниться в некоторых истинах веры. В этом то и заключалась главная опасность для православной церкви. Не имея эффективных институтов контроля над сознанием верующих, которые были выстроены Католической церковью, православные иерархи настаивали на вмешательстве светской власти.

Для оценки их поведения необходимо учитывать очень важное обстоятельство. Великий князь стремился подчинить Церковь своему контролю, в этих целях он подрывал авторитет иерархии, пытаясь сделать из архиереев послушных исполнителей своей воли.

Он покровительствовал еретичествующим, демонстрировал интерес к тайному знатно, не считал себя связанным санкционированным церковными институтами нормами морали. В будущем это несло угрозу возникновения разрыва между придворным и народным типами религиозных поведений. Ивану III практически удалось ликвидировать систему уделов, существование последних из них — Волоцкого и Рузского почти не имело политического значения.

Самой важной внутриполитической акцией правительства Ивана III, оказавшей огромное влияние на сферу поземельных отношений, стало введение поместной системы. Приблизительно с середины х гг. Землю, полученную в поместье, нельзя было продать, обменять, передать по наследству или завещать в монастырь.

Усиление великокняжеской власти при Дмитрии Донском и его преемниках совпало с ослаблением зависимости русской церкви от Константинопольского патриархата.

После разрыва с Константинополем, последовавшего вследствие неприятия на Руси Флорентийской унии, отпало одно из главных средств ограждения церковных интересов русской митрополии.

Авторы в РИНЦ

Осознание далеко идущей общности интересов государства и церкви в период антиордынской борьбы сменилось со стороны государства стремлением единолично регулировать области отношений, издревле составлявших прерогативу церковной организации. Иван III активно вмешивался в дела церкви, под его давлением оставили кафедры митрополит Феодосий, архиепископ Ростовский Иоасаф, только стечение обстоятельств воспрепятствовало замене строптивого митрополита Геронтия старцем Паисием Ярославовым.

Переход церковных учреждений к обладанию земельными вотчинами в XIV-XV столетиях создал область столкновения интересов церкви и государства, неизвестную практике прежних веков. Неоднократные конфискации монастырских имуществ, в особенности массовые изъятия земель у новгородской церкви, свидетельствовали о том, сколь мало привыкло считаться московское правительство с правами церковных землевладельцев.

Применение сравнительно-исторического метода позволило сопоставить особенности протекания общественно-исторических процессов на разных этапах в различных обществах и регионах с целью выявить общее и отличное с дальнейшим обоснованием причин возникновения черт, как сходства, так и различия. Особенностью применения сравнительно-исторического метода являлось то, что сравниваемые явления анализировались не синхронно, а асинхронно, то есть русские ереси XIV - XV вв.

Применение асинхронного метода позволило получить результаты, свидетельствующие в пользу общего исторического пути, который в различные периоды времени проходила Русь и страны Западной Европы. Проблемно- хронологический метод дал возможность соединить в единое целое различные сюжетные линии в их временной последовательности, проследить внутреннюю логику событий и явлений. Историко-психологический метод, наряду с принципом чужой одушевленности, позволяет понять мотивы действия исторических персонажей с учетом ментальных установок изучаемой эпохи.

Системно-логический метод позволил объективно анализировать в единой системе координат различные исторические сюжеты, внешне, казалось бы, ничем не связанные. Важнейшее значение для раскрытия темы работы имеют методы источниковедения: На первом месте следует назвать текстологию.

Главнейшие выводы были сделаны на основе результатов текстологического анализа. Интерпретация данных источников осуществлялась с учетом историко- культурного контекста эпохи. Использованные в работе методы позволили с наибольшей полнотой раскрыть изучаемую проблему. Источниковую базу исследования составили несколько групп источников.

На первом месте следует назвать антиеретические сочинения в виде посланий церковных иерархов, богословских трактатов, написанных в опровержение взглядов еретиков.

Основной корпус источников был опубликован трудами А. Опубликованные тексты были заново изучены на основе рукописной традиции. В ряде случаев установлены новые списки некоторых произведений, предложены новые варианты атрибуции и датировки. Вторую группу источников составили памятники древнерусской книжности, в которых отразились актуальные для изучения антиеретической полемики темы. Изучение антиеретических статей полемических сборников было проведено с привлечением памятников канонического права - Кормчих книг.

Были привлечены наиболее авторитетные кормчие книги русской редакции: Новгородская Синодальная и Рязанская, а также кормчие книги XV. Софийской, Чудовской, Мазуринской, Мясниковской редакций. К четвертой группе источников могут быть отнесены известия летописей. Наиболее информативные известия о ереси жидовствующих содержатся в Воскресенской, в Вологодско-Пермской, Большаковской, Новгородской летописи по списку Дубровского, а также в Шумиловском списке Никоновской летописи.

Научная новизна исследования обусловлена новым подходом к изучаемой проблеме. В диссертации на основе источниковедческого исследования осуществлен пересмотр концептуальных основ изучения еретических движений последней трети XIV - начала XVI вв.

Впервые еретические движения русского Средневековья рассмотрены, в первую очередь, как религиозные явления в контексте еретических движений Западной Европы периода Раннего средневековья.

Зарождение ересей прослеживается на фоне изменений, происходящих в религиозной практике церковных институтов XIV - XVI столетий. Исследованы такие явления как формирование новых отношений в области взаимоотношений мирян и клира. Особое внимание уделено процессам, формировавшим белое духовенство как институт и определявшим его взаимоотношения со светскими и церковными властями, а также со средой мирян.

Проанализированы религиозные, социально-экономические и культурные феномены, которые были вызваны к жизни эсхатологическими ожиданиями накануне г. Научно-практическая значимость исследования заключается в установлении высокой степени достоверности основных источников, повествующих о ересях стригольников и жидовствующих.

Полученные в процессе исследования выводы и сделанные наблюдения послужат дальнейшим исследованиям в этой области. Собранный и обобщенный материал исследования может быть использован в общих и специальных курсах по истории России и истории РПЦ, на занятиях по отечественной истории в ВУЗах, средних специальных заведениях и школах РФ. В - г. Некоторые выводы автора нашли отражение в теле- и радиопередачах. Достоверность исследования определяется критическим анализом источников, в результате которого удалось установить текстологическую и творческую историю главных источников о ереси стригольников и жидовствующих.

Все новоустановленные факты были рассмотрены в историческом контексте. Апробация и использование практических результатов исследования. По теме диссертации опубликованы две монографии общим объемом 46, 5 п. В период между и гг. Основные положения диссертации опубликованы в сборниках научных работ, материалах международных и научных конференций. Историография гг Архиепископ Филарет Гумилевский также полагал, что ересь произошла на русской почве без всякого иноземного влияния и своим возникновением была по преимуществу обязана ситуации с овдовевшими священнослужителями.

Куницын считал, что ересь стригольников явилась прямым следствием распри между новгородским архиепископом и московским митрополитом. Куницын связывал ситуацию со стригольниками исключительно с Новгородом в период конфликта с митрополитом Киприаном, псковские сюжеты вовсе остались за пределами его внимания.

В приложении к своей работе архиепископ Игнашй воспроизвел текст Поучения патриарха Антония по изданию в Актах исторических. Разноречивые показания источников относительно происхождения названия ереси С. Костомарова о северно-русских народоправствах. Он считал возможным выделять в стригольничестве два толка: В своей работе по истории Новгорода И. Беляев связал уход с кафедры архиепископа Алексея в г. Беляева, стало концом стригольников.

Беляев коснулся вопроса о стригольниках, рассуждая о миссии митрополита Киприапа в Новгороде в г. Иконников в своем компилятивном труде нашел место и очеркл иетрии стригольничества, в котором важнейшими причинами ереси были названы неурядицы церковных дел в отношениях Новгорода и Пскова.

Андреева о стригольниках, которые, якобы, умели согласить наплыв западных идей с народным русским духом. Впервые в г. Знаменитый историк обрисовал в ней обширную панораму церковной жизни Пскова в XV столетии. Ереси стригольников он коснулся мимоходом, указав, что: Решающее значение спорам о симонии в зарождении стригольничества придавал K. Специфику церковной жизни Новгорода и Пскова в качестве почвы, па которой произросли побеги стригольничества, углубленно изучал А.

Никитский не был последователен в определении истоков стригольнического учения. В первой своей монографии, посвященной внутренней истории Пскова он высказывался в пользу того, что учение стригольников можно отчасти уподобить учению богомилов и даже квакеров.

Никитский объяснял возникновение стригольничества особенностями устройства местной церковной жизни.